Проблематика и структура биомедицинской этики

Проблематика и структура биомедицинской этики
123456


Статус биомедицинской этики в иерархической системе прикладной этики позволяет очертить круг проблем, которыми, с одной стороны, она призвана заниматься как наука и которые, с другой стороны, должны выступать предметом особой заботы в процессе формирования моральных установок специалистов – медиков и биологов. Причем следует говорить даже не об одном “круге”, а о “кругах” биотических проблем, которые, переплетаясь и взаимодополняя друг друга, и создают предмет биомедицинской этики. Представляется, что основными проблемными кругами являются три: проблемы моральных принципов и ценностей в профессиональной деятельности медиков и биологов; нравственные коллизии в конкретных ситуациях – казусы, возникающие в процессе биомедицинских исследований и лечения больных; этические проблемы межличностных человеческих отношений в системе вертикальных и горизонтальных связей в сфере медицины. Интересно, что один из ведущих биоэтиков России Б.Г. Юдин считает, что именно приоритет этих проблем определяет различие подходов к биоэтике в Европе и Америке. Первый – принципалистский – отдает предпочтение разработке первого круга и несмотря на то, что возникает в США, на сегодняшний день более распространен в Западной Европе. Второй, более приземленный – казуистический подход – нацелен на выработку конкретных правил и рекомендаций в конкретных ситуациях лечения и биомедицинских исследований и активно разрабатывается в Северной Америке. На наш взгляд, особенностью нашей, отечественной биоэтики, а возможно и шире – спецификой восточноевропейской этики является сочетанный – интегративный поход, требующий объединения в деятельности врача и исследователя не только первых двух, но и третьего круга проблем, что связано с духовными традициями восточноевропейских культур. Первый круг проблем биомедицинской этики связан с необходимостью проследить, как могут и должны проявлять себя в деятельности медицинского работника – на теоретическом и практическом уровнях – общечеловеческие моральные ценности и принципы, как регулируют они нормы поведения врача и исследователя, выступая основой “стратегии и тактики” их профессионального выбора. Здесь, в свою очередь, выделяется два этических аспекта. Во-первых, это проблема активного включения в лечебную практику в качестве руководства к действию свода высших общечеловеческих моральных ценностей, представленных такими этическими категориями, как Добро и Зло, Страдание и Сострадание, Долг и Совесть, Честь и Достоинство, Свобода и Ответственность. Это тем более важно, что, с одной стороны, у современных медиков, особенно молодых, они стали терять свой престиж и значимость, которые им необходимо вернуть, а с другой – преломленные сквозь призму профессиональной деятельности эти ценности обретают особую специфику. Причем оказывается, что специфика эта часто приводит к кардинальному рассогласованию их восприятия и оценки “обычными” людьми и медицинскими работниками. Особенно наглядно это проявляется в отношении к таким категориям, как добро и зло, проявляющие в сфере медицины свои относительность и нерасторжимую связь; страдание и сострадание, демонстрирующие иногда неизбежность и даже полезность первого и сомнительное значение и опасность второго; свобода, дающая медику и биологу-исследователю право на риск, а поэтому и на ошибку, но и налагающая за них особо высокую ответственность. Во-вторых, это проблема установления однозначной экспликации сущности и признаков Жизни и Смерти человека как высших базовых ценностей. Решение этой задачи, которое должно стать делом совокупных усилий медиков, философов, этиков, представителей религиозных конфессий, даст возможность определиться наконец в решении вопроса о праве человека на достойную жизнь и столь же достойную смерть. А это, в свою очередь выступает необходимым основанием деятельности трансплантологов, реаниматологов, акушеров-гинекологов и других специалистов. Сегодня необходимо, уйдя от фанатичных заклинаний о безусловной ценности человеческой жизни, реально оказывать человеку помощь в обеспечении качества этой жизни. Здесь этико-теоретические построения, касающиеся моральных ценностей и их приоритетов, непосредственно переплетаются со вторым кругом биоэтических проблем, находя в них свое практическое воплощение. Второй круг проблем биомедицинской этики связан со спецификой, развитием и современными достижениями медицины, которые проявляются каждый раз в конкретных, неповторимых случаях и сказываются на определенной, нередко уникальной, человеческой судьбе. Одной из особенностей биомедицинской этики как отрасли прикладной этики как раз и является то, что она сконцентрирована преимущественно на анализе этих отдельных случаев – медицинских казусов, затрагивающих жизнь и здоровье человека, и призвана выявить и проанализировать моральные стороны конкретных ситуаций. Многочисленность и вариативность подобных ситуаций порождает все новые и новые “открытые” вопросы. К их числу относятся: проблема эвтаназии – отнюдь не новая, но ставшая особенно актуальной в результате небывалых достижений медицины по продлению жизни человека, а значит, и его страданий; проблемы реанимирования – принятия решения о его необходимости, длительности, прекращении – и связанной с ним трансплантации органов – морально-правовой аспект выбора донора и реципиента; проблема установления критериев нормы и патологии взрослого человека и человеческого зародыша; проблема последствий искусственного оплодотворения и прерывания беременности – не только с медицинской, но и с нравственно-правовой точки зрения; проблема предвидения и предотвращения негативных последствий медико-биологических, особенно генетических, исследований и экспериментов на человеке; определение меры ответственности и возможной степени риска исследователя. Третий круг этико-медицинских проблем – определение характера межличностных отношений в системе вертикальных и горизонтальных связей в сфере медицины. Вторгаясь в область медицинской деонтологии, а точнее включая ее в себя, биомедицинская этика берет на себя смелость давать рекомендации по моральному регулированию человеческих отношений в системе “врач – больной” (отношения “по вертикали”) и в медицинском коллективе (отношения “по горизонтали”). Здесь перед ней также встает ряд практических задач, решение которых во многом зависит от моделей отношений, складывающихся в процессе взаимодействия между медиками-профессионалами и обычными людьми. В отечественной медицине подавляющая масса врачей придерживается все еще традиционно-патерналистских моделей взаимоотношений с пациентами. Эта позиция, к сожалению, сочетается с широко распространенным правовым и этическим нигилизмом наших медиков. Необходимость перехода от традиционной патерналистской деонтологии к признанию автономности личности пациента, к “сотрудничеству” с ним лежит в русле современной тенденции трансформации этики авторитарной в гуманистическую. Выделяется ряд конкретных задач – этапов такого перехода. Определение уровня автономности и прав пациентов, в том числе психически больных и лиц с девиантным поведением (наркоманов, алкоголиков и др.); на этом этапе возникают порой сложные, трудно разрешимые проблемы: так, право больного на отказ от лечения и право на эвтаназию являются источником едва ли не самых драматических дилемм биомедицинской этики. Введение в медицинскую практику принципа “информированного согласия”, что предполагает совместное с пациентом принятие решений, касающихся его лечения или участия в медико-биологических исследованиях; этот процесс предусматривает, в частности, отказ от доктрины “святой (спасительной) лжи”. Пересмотр некоторых традиционных норм медицинской деонтологии (положения о врачебной тайне, принципа “не навреди” и др.), поиск инвариантных решений, необходимость определения своего отношения к новым деонтологическим подходам в новых условиях, в частности, в условиях компьютерной и телемедицины, платного здравоохранения и др. Рассмотрение проблем, которые биомедицинская этика включает в поле своих заботы и внимания, позволяет сделать вывод, что в сложных условиях современной гуманитарной парадигмы и соответственно гуманитарной экспертизы (Г.Л. Тульчинский) именно биомедицинская этика обеспечивает разрешение на своем поле противоречия между антропоцентризмом “старого” мировоззрения, делавшего человека исключительным центром мироздания, и новым, “не-антропоцентрическим” подходом, заботящимся о Жизни и Живом во всех их проявлениях. Снимая это противоречие, биомедицинская этика делает обе эти парадигмы комплементарными – “уживающимися” и взаимодополняющими друг друга. Современная культура (и экология) показали несостоятельность и даже опасность отношения к человеку как самоценности. Не человек сам по себе в рамках традиционного гуманизма и антропоэгоизма, а свобода его воли, направленная на выбор им подлинных ценностей, открывает перед нами новую пост-человечность – человечность более высокого уровня, выявляющую способность личности не только к эгоцентризму, но и к заботе о жизни и правах Живого до-, не- и недо-человеческого уровней. Таким образом происходит распространение, расширение человеческого и человечности за пределы его биологического вида. На фоне пересмотра традиционных теоретических представлений в постнеклассическом ключе становится ясно: сегодня этико-гуманистические основания для решения проблем современной биологии и медицины – или хотя бы подходы к их решению – совершенно необходимы и практическому врачу, и биологу, и врачу-исследователю, которые часто действуют на свой страх и риск, на уровне личной нравственной культуры, или вынуждены попросту обходить многие из них. В условиях бурно протекающего биологического и научно-технического прогресса биомедицинская этика рассматривает громадное количество новых и трудных моральных проблем, но в любом случае решающую роль будет играть моральная ответственность, которая зависит от свободы выбора специалистом соответствующей модели поведения.




0000625057230112.html
0000676732831505.html
    PR.RU™